masyania_spb (masyania_spb) wrote,
masyania_spb
masyania_spb

Про Шивапури и показ мод



24 августа 2012
  Катманду
  "Прочитал твои приключения - БЛИИИННН, там у тебя целая жизнь - ЖИЗНЬ!! За одну неделю - капец!!!
Очень интересно, как в другой вселенной, а вроде неделю назад с тобой чаи гоняли и смотрели в глаза друг другу...
Другая вселенная совем..." - пишет мне Серёга





25 августа 2012
  Катманду
  Мне кажется, что я прилетела сюда 100 тысяч лет назад. Всё уже такое привычное, как будто и не было другого. Я не чувствую ни времени,
ни дат. Просто знаю, что в РФ дело движется к осени, и у моего папы завтра др.
  Очень хочется спать, а я копирую фотографии с показа мод, собираю рюкзак и пеку пирожки. Завтра мы держим путь на Шивапури.
Если не забуду, напишу потом про фермеров с корзинами на головах, про то, как собирала бамбуковые листья под дождём, про чудесно доставшиеся
мне краски, про непальский гламур, про Барета и его друзей и про Богдана. Потом. Может быть.
  
  "Фасион Соу"- объявляет ведущая программы. Имеется в виду Fashion show. Это какой-то модный показ. Почему-то дизайнеров интерьеров 
заставили шить одежду и ходить в ней по сцене. Ещё это очень понтовый показ, вход на который стоит 700 рупий. Но нам бесплатно, т.к. Барет 
позаботился сделать приглашения. Гламурные накрашенные девочки. Модные пирсингованные мальчики. Похоже на выпендрёж в тюменском макдональдсе.
Тут же рядом - аутентичные бабушки в традиционных сари и дети, которым откровенно скучно. Ну да, семьи собрались поддержать своих выступающих.
Куча фотографов. И пожилая топ-модель, довольно милый холёный дядька явно арабского происхождения. 
Мелькают лампы разного цвета, меняется музыка. Чингисханские и всякие ханские наряды сменяются свадебными платьями и современное джинсой. 
Но лучше всех - Барет и его друзья. Они в костюмах животных и достаточно театральны. Барет - вообще энергичная личность. И антисоциальная. 
С панковской шевелюрой, накрашенными глазами и кучей пирсинга. У него странное, круглое, вроде индусское лицо и довольно худое тело. Он очень
внимательный и харизматичный. Лидер, явно. "Все русские, кто видит Барета, хотят забрать его с собой в Москву. Говорят, он там будет 
популярным. Но это только одна его сторона. Он ещё и духовно очень продвинутый парень. В детстве он вообще лечил руками. Только сейчас 
перестал видеть. Не хочет пока," - говорит Богдан.
  Я немного в шоке от всего увиденного. Здесь очень красивые, тонкие, маленькие непальские девочки. Я от них в восхищении. Интересно, каково
живётся человеку в таком маленьком стройном теле, в котором нет ничего лишнего? Здесь много смуглых парней с проколотыми ушами и с 
гипнотическими глазами, и когда собирается их много, в этом есть что-то опасное. Такие люди могут запросто сесть на мотоцикл под какой-нибудь
наркотой, врубить какую-нибудь трансовую музыку и гнать очень быстро. Подобные деструктивные типажи - как магнит для меня. Лучше мне там 
долго не стоять. Хорошо, что есть Богдан, а то я бы осталась с ними танцевать. "Bogdan is a saint person. He wants to be like budha," - 
объясняют мне друзья Барета.

  
26 августа 2012
Шивапури

 Под ногами - сырые яркие листья. Деревья сплетаются кронами где-то наверху, на стволах их яркой зеленью растут папоротники и прочие паразиты. Лианы спускаются прямо до земли. "Это страшное растение. Тёмная лиана с колючками. И на нём никогда нет листьев.
Шаманы брали куски этого дерева для изготовления амулетов." - говорит Богдан. Он показывает мне огромные, с полыми стволами, деревья, 
в которых можно медитировтаь и спать. Всё же, меня наверное замучает клаустрофобия в них. А ещё там сыро. И что-то странное, жгучее, 
от чего чешется кожа. Я потом во всех холодных водоёмах стою по минуте, чтоб не чесалось. На одно дерево с полочкой мы залезаем. Стелим пенки 
и слушаем громкие крики потревоженных сверчков. Оба одновременно засыпаем... Уютное такое дерево... Просыпаясь, едим "каменные пирожки 
специально для йогов". Я пыталась готовить их, смешивая жёлтую горчичную муку и белую, обычную. Получилась лажа, если честно. Плохой из меня
кулинар, когда нет настроения.
  По дороге мы видим маленькие водопадики. У одного из них кто-то разводил костёр. "Это я разводил. Полтора месяца назад," - говорит Богдан.
"Хочешь, ещё разведём?" Я, конечно, хочу. И, долго, едва-едва просохнув, загораются тоненькие веточки. Богдан уже спалил целых 2 свечки и 
несколько листов моей бумаги, но упортно продолжает раздувать. Мне кажется, что нужно делать всё не так, но я молчу. Этот мужчина потащил меня
в этот поход. Он же предложил посидеть на дереве и развести костёр. Этот мужчина тут главный.
  Ещё когда влезали на дерево,я  думала, что надо бы уже идти. Трудно ещё идти. Пока Богдан разводит костёр, начинается дождь. И если бы мы 
долго шли и не тупили, уже давно пришли бы к йогам. А так... Стоим под пенкой, мокнем, смеёмся. 
  И всё же... О НАКОНЕЦ!!! Ливень заканчивается, и мы поднимаемся... К поросшему мхом бассейну с маленькой статуей медитирующего будды. 
К маленькому ашраму, который йоги решили не открывать для широкого пользования. "Как тебе место?" - спрашивает Богдан. "Пока не поняла ещё. 
Мне нужно тут искупаться". Я очень-очень-очень устала. Хочется где-нибудь залечь и лежать целую вечность. Ещё я считаю, что для полного 
контакта с местом нужно искупаться в водах, протекающих там. Богдан говорит, что у йогов нет дресс-кода. Но всё же я ныкаюсь и купаюсь 
голышом быстро-быстро.
  На Шивапури живёт баба. Серьёзный такой взрослый дядя, он носит белую одежду и длинные волосы. И очень вкусно кормит всех приходящих к нему
людей. На костре и с любовью - самая лучшая получается еда :). Этот дядя напоминает мне людей, живущих в Крыму. Растаманов, построивших себе 
деревянно-каменно-глиняные жилища и навесивших маленькие тентики от дождя. Йоги Крыма питаются тем, что растёт вокруг и ещё тем, что заходящие
случайно гости принесут для них. Почему-то среди тех йогов никогда не встречаются женщины. Только мужчины. Впрочем, как и среди этих - тоже. 
Баба готовит нам нечто очень-очень-очень вкусное. На скороварке на костре. Простой рис, который заливается зеленоватым соусом из острых специй. "Little bit chili", - усмехается в усы баба и подаёт мне чапати. Почему-то она чуть-чуть пахнет марихуаной.
Порция большая, как на слона. У меня всё горит, пока её ем.
  Мы долго сидим и втыкаем, каждый в своё. Молчим. У Богдана очень-очень красивые ярко-зелёные глаза, в которых отражаются эти джунгли. 
Он завернулся в одеяло и смотрит на парящие горы и на этот лес. Завороженно, как мальчишка. Хочется сфотографировать его в этот момент, 
но это так сакрально, что я стесняюсь. Я вообще стесняюсь фотографировать здесь людей. Вся их домашняя бытовая-фермерская жизнь настолько 
навиду, что я боюсь влезать ещё глубже со своим объективом. А когда спрашиваешь разрешение - всё, это не то, момент упущен...
  Я выхожу на террасу. Там сидит ещё один баба на кресле. У него большие глаза и расшиперенная в разные стороны борода. Такой удивлённый 
старичок, похож на ребёнка или на художника, притом европейского, а вовсе не непальского. Он неотрывно смотрит на меня. Интересно, что видит? 
Специфическое сочетание цветов или мою ауру? Как тот художник-буддист из Москвы, который пялился, не отрываясь, и называл меня "солнце". 
А я смотрю на парящие горы и вспоминаю, что такие же точно видела в Колумбии. И они такие прекрасные, девственно-первозданные, такие, 
из которых родом мы, человеки, просто забыли... Что хочется расплакаться...
  Я иду на поляну, где в центре стоит шива лингам. Стою на руках и делаю свои странные цыгунские упражниения, как делала в Гришино 
на перекрёстке дорог. Я это делаю когда никто не видит. Жутко стесняюсь. Тут это странно и невозможно. Повсюду пиявки. Они забираются 
под штаны и даже под майку. Мне кажется, они повсюду. Баба советует натирать укусы пеплом, да и пиявок тоже. Пепел - лучший дезинфектор,
однако. Богдан рассказывал, как однажды в походе пиявки завелись в носу у их маленькой собачки, и вывести их можно было только солёным 
раствором.
  "Ну круто же здесь, да? Ты бы хотела так жить?" - спрашивает Богдан, ища подтверждения. А я что? Одна из моих ипостасей хотела бы. 
Да, конечно хотела бы. Только там ещё озеро должно быть. Чтобы плавать. Обязательно.
  Я хочу написать смску папе о том, как здесь прекрасно и как мы спали на дереве... Но связи нет. А у бабы - есть. У него скайлинк или 
что-то вроде того. И солнечная батарея, которая заряжает радио, свет и телефон. Цивилизация, однако! :) У него уютный глиняный домик,
в котором много одеял и матрасов. Но мы решаем спать у костра, прямо на кухне. 
  "Смотри, вон луна, она полная!" - говорю я. "Да ладно, тебе показалось." "Да нет же, полная!"
  Чуть-чуть медитируя на свечки, поставленные в пепел костра, мы ложимся спать у очага бабы. 
  Очень уютно и вместе с тем очень свежо.
  Утром просыпаемся и уходим почти сразу. Хочется задержаться. Или остаться там навсегда. Но внизу ждут нас дела, каждого свои. По дороге 
Богдан, как ищейка, выслеживает редкие кустики женьшеня. У меня так быстро не получается. Кажется, что женьшень - растение с самыми 
ординарными из возможных среди этой буйоной растительности листьями. Богдан выкапывет те корни, что побольше, а те, что поменьше, оставляет 
расти. И правильно.

  
Продолжение читать  тут

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments